Присяга в армии

Как я принимал присягу в армии

Еще перед уходом в армию я слышал, что присяга — это праздник для каждого солдата. Не раз это слышал и за время КМБ. Но, конечно же, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, а еще лучше прочувствовать на себе.

К присяге основательная подготовка, а иногда и с репетициями, началась дней за 7, но плотность армейского распорядка никак не давала понять, что же предстоит.
Присяга у нас была в актовом зале музея ПВО. Итак, сразу к делу.

Как я принимал присягу в армии

Поднимаемся на сцену, встаем в 2 шеренги по взводам. Запускают друзей и родственников. Полетели вспышки, причем их, кажись, больше, чем на конференциях Путина. Поразила армейская сухость даже на таком мероприятии: никаких намеков на начало и полное отсутствие заминок.

Только сел последний человек — все, тут же доклад от майора: «Товарищ полковник, личный состав Пункта Приема Пополнения для проведения военной присяги построен! Начальник ППП — майор Рудаков.» Затем команда «смирно» — и все, с этого момента и до конца обе руки на автомате, тело неподвижно, взгляд чуть вверх и вдаль. В зале мама, брат и тетя, но, чтобы не отвлекаться, их глазами не ищу.

Все, присяга пошла, одного за другим начинают вызывать. И вот к этому моменту уже почему-то удалось прочувствовать всю важность и ответственность этого дня и события. В автомат вцепился так, что вырвать его из моих рук не было никаких шансов, каждая мышца была напряжена до предела так, что, тыкни в нее иголкой — она, кажись, непременно лопнет. Даже зубы сжал так, что нижняя челюсть едва не прокусила верхнюю.

Еще 3-4 днями ранее я думал о том, что скорее всего от волнения все будут говорить и читать текст присяги тихо, потому настраивал себя не сплоховать. Ведь нас одновременно читает трое (из каждого взвода по 1 чел.), так что надо постараться, чтобы не затеряться на общем фоне.
Нервы брали свое, и пацаны, сами, видимо, того не подозревая, бормотали себе под нос. Из зала слышно было, думаю, тех, у кого просто сам по себе звонкий голос.

Неподвластных переживаний у меня не было, просто присутствовало не более чем легкое волнение, обусловленное статусом самого мероприятия, поэтому я сосредоточился на том, чтобы сохранять спокойствие, когда выйду из строя, и четко и громко произнести самые главные слова этого дня.
Один человек, еще один и вот:
— Рядовой Павлов!
— Я! — выкрикиваю от всей души, давая накопленному напряжению немного выйти.
— Для принятия военной присяги ко мне!
— Есть! — (Подхожу к столу). Делаю паузу пол секунды, незаметный вдох и отчетливо и громко: — Товарищ старший лейтенант рядовой Павлов для принятия военной присяги прибыл.
— Принять военную присягу!
— Есть! — (Беру папку, поворачиваюсь кругом, лицом к строю). Вновь делаю паузу, убеждаюсь, что помню, что нужно не торопиться, что должно все прозвучать твердо, и поехали.

«Я, Павлов Олег Павлович, торжественно присягаю на верность своему Отечеству — Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество».

— Товарищ старший лейтенант, рядовой Павлов военную присягу принял!
— Поздравляю с принятием военной присяги!
— Служу Российской Федерации!
— Встать в строй!
— Есть!

С осознанием того, что я сделал все так, как планировал, возвращаюсь на свое место. Никакого беспокойства уже и не было, его и след простыл, осталась лишь непоколебимая стойка смирно, такая, что начала затекать рука, шея, ноги, а что-то даже занемело.

Я стоял и думал о том, что текст присяги и вообще сама присяга почему-то трогают меня, цепляют и воспринимаются как-то особенно. Что для меня слова «достойно исполнять воинский долг» — больше, чем слова, что для меня это собственная установка на этот год. В момент присяги я начал чувствовать, что служба — это больше, чем просто вызов для меня.

Это проверка на честность по отношению к себе, товарищам, стране, проверка на стойкость и силу духа, это показатель твоего мужества и готовности достойно исполнить свои обязанности, задачи, невзирая на всякие причины, неудобства и прочее. Что особенно важно, я никогда не имел позиции, согласно которой «у нас не пойми что в стране творится, надо отсюда валить, вот там-то будет лучше».

Это отдельная тема, сейчас ее развивать не стану, но скажу, что я действительно люблю свою страну. Люблю ее природу, люблю бесшабашность и тупку нашего народа, люблю иногда безосновательную, но ни с чем не сравнимую веру в себя наших людей. Не знаю даже, много могу перечислять, при этом эдаким патриотом, долбящим себя кулаком в грудь, в футболке «я русский», себя не считаю.

Нет, мне действительно много, что нравится и близко в нашей стране, потому в момент звучания гимна в завершение присяги меня буквально распирало от гордости за себя, за то, что я действительно могу кроме всего, ещё и служить своей Родине. Меня переполняло и все тело покрывалось мурашками, когда я вспоминал, что мой дед прошел войну.

После присяги было увольнение, которое я провел не далеко от части с мамой, братом и тетей, сидя в Бургер Кинге. Думаю, что впереди я еще не раз заведу разговор о том, насколько иначе ты начинаешь относиться ко всем мелочам, которые есть на гражданке и мы их даже не замечаем, поэтому сейчас не стану развивать эту тему. Скажу, что я просто наслаждался спокойным общением с близкими людьми и придавал значение каждому мгновению.

Понравилась статья - сохрани в свою социальную сеть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *